Medem.kiev.ua



Google



Rambler's Top100


 

ЗНАК ТРЕЗУБЦА -ГЕРБ ХАЗАРИИ .

Был заимствован от хазар киевскими князьями. Двузубец символизировал двоякую сущность власти в теократических государствах: ее светскую и духовную ипостаси. Использовался в качестве эмблемы Хазарского каганата. Из летописей известно, что символом князя Святослава Игоревича был двузубец, при Владимире Святославиче трансформировавшийся  в трезубец, который его использовал в качестве личного геральдического символа на монетах и печатях .И вот когда  киевский князь Владимир Святославович начал чеканить трезубец на монетах, где с одной стороны изображался портрет правителя, а с другой - трезубец, то последний стал гербом. Трезубец изображен на оборотной стороне серебряной монеты (реверсе) точно там же, где герб государства изображается и нынче.

dvuzub

Вместе с тем двузубец символизировал хтонические силы (хтонические божества — в древнегреческой мифологии — древнейшие, как правило, чудовищные, дисгармонические, змееногие или змееподобные божества: Пифон, Тифон. гекатонхейры, киклопы, гиганты и др). С двузубцем изображался, в частности, владыка подземного царства Аид.

http://donetsk.kiev.ua/?p=261

СТАТЬИ
         

   

 

      

 

 

 

Родство по слову

Секреты Имперской Истории «Хазары»


Хазары и Хазарский каганат


КТО ОСНОВАЛ КИЕВ?


Киев основали иудеи?


Эссе о Киеве


Хазарский каганат и Великая степь


Потомки хазар

 

«ЧЕРНЫЙ ЯЩИК»
РУССКОГО БЫТИЯ

 

 

Откуда есть пошел русский язык

 

История казачества с древнейших времен до конца XVIII века. Историческое исследование в трех частях. 1 часть

 

ХАЗА́РИЯ

 

Хазары и Русь

 

Победа русов над иудейской Хазарией

 

СОЮЗНИКИ И ДАННИКИ ХАЗАР

 

Почему хазары стали иудеями

 

Русская Атлантида

 

Двести тысяч лет до нашей эры

 

Казак – козак – казар – хазар.

 

660 ЛЕТ ВМЕСТЕ И 50 ЛЕТ ЛЖИ

 

 Хазарский лабиринт

 

ХАЗАРЫ И ВИЗАНТИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ НА КРЫМСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ. VIII — Х века.

 

Русь и Каганат

 

КТО ТАКИЕ СЛАВЯНЕ

 

Великая Тартария 

 

Орбини М. - Славянское Царство.

Орбини М. - Славянское Царство

   Орбини М.ИСТОРИОГРАФИЯ

 

 

 

 

       Неторопливо истина простая
       В реке времён нащупывает брод:
       Родство по крови образует стаю,
       Родство по слову создаёт народ.

       Не для того ли, смертных поражая
       Непостижимой мудростью своей,
       Бог Моисею передал скрижали,
       Людей отъединяя от зверей?

       А стае не нужны законы Бога —
       Она живёт заветам вопреки.
       Здесь ценятся в сознании убогом
       Лишь цепкий нюх да острые клыки.

      Своим происхождением, не скрою,
      Горжусь и я, родителей любя,
      Но, если слово разойдётся с кровью,
      Я слово выбираю для себя.

      И не отыщешь выхода иного,
      Как самому себе не прекословь.
      Родство по слову порождает слово,
      Родство по крови порождает кровь.

                Александр Городницкий - Родство по слову

 

 

Князь Владимир _рабич_ - сын рабби (раввина)

 

 

Герб Украины — хазарская тамга? Украинцы наследники иудейского каганата?

 

 

Круг зарубежных источников, упоминающих о кагане русов, также широк: от восточных — сочинений арабских и персидских авторов — до западных, начиная с Бертинских анналов 839 г. С полным основанием ученые полагают, что с половины IX в. правитель русов в международном общении носил самый значимый в регионе титул «каган», дававший его обладателю международное признание.

 

Что касается трезубца, то он был широко распространен среди народов, как Европы –кельтов, греков, так и Дальнего Востока — монголов, в Индии, в Китае. У русов он также был в обиходе, как символ единства трех богов, имеющих своего прародителя.

 

В тюркской среде, которые стали соседями русов, были широко распространены двузубцы и трезубцы, которые имели сакральный характер, или использовались как родовой знак. Эти родовые знаки существовали в виде тамги, которые присваивались каждой аристократической фамилии (например, у осетинской аристократии).

 

Тамги были известны и ранним тюркам (в том числе огузам), обитавшим у границ Китая, не позднее VII в. н. э.; они в качестве родовых знаков-меток широко применялись для таврения лошадей (Зуев Ю. А., 1960). При этом раннетюркскне тамги в массе своей отличаются от «букв» -рун синхронных им рунических алфавитов (Кызласов И. Л., 1994), хотя среди них и встречаются тамги, идентичные рунам. Развитую систему семейно-родовых (возможно, и личных) тамг имели, сарматы, гунны, венгры и болгары в период их миграции на запад и в более позднее время (Баски И., 1997, с.153).

 

Надежда Александровна Соболева пишет, что в фундаментальном труде о древних болгарах В. Бешевлиева в раздел магических знаков занесен знак «ипсилон» («двузубец», который использовал впоследствии Святослав), распространенный в областях расселения дунайских болгар и обнаруженный практически во всех крупных центрах: в Плиске, Мадаре, Преславе и т. д. Знак наносился на стены крепостей, на черепицу, изображался на металлических изделиях, керамике, амулетах, перстнях и других вещах. Он имел апотропеичное, охранительное значение, свидетельством чего, к примеру, является вырезанный знак Y на золотом перстне, найденном в Видине (Бешевлиев отмечает, что подобные перстни имели греческую надпись: «Боже, помоги»); выступал как аналог креста, сопровождая одну из древнеболгарских надписей. Конкретизируя свою мысль, профессор Бешевлиев подчеркнул, что у древних болгар знак IYI соответствует понятию неба, равнозначному понятию «Тенгри», означающему верховное божество.

 

Двузубцы и трезубцы имели самое широкое распространение на различных предметах и салтово-маяцкой культуры (в Хазарии) — на строительных остатках, керамике, костяных изделиях, пряжках, подвесках и т. д. Знаки в виде двузубца и трезубца, «являющиеся характерным признаком знаковой системы Хазарии». Поэтому историк Флерова не исключает, что они могли служить «в качестве тамги, особенно племенной или «должностной», связанной с определенным статусом владельца, часто сопряженной и с его родовой принадлежностью…»

 

 

Хумаринское городище. Двузубцы и трезубцы на блоках крепости (по. Х. Х. Биджиеву, 1983).

 

«Коллекция» Хумаринского городища на Кубани (форпоста Хазарского каганата), состоит почти сплошь из двузубцев и трезубцев, смысловая однородность которых, по мнению Флеровой, несомненна. В двузубце, как считает автор, сконцентрирована символика священности верховной власти, с ним связаны мифы архаических индоевропейских верований — мифы о близнецах («близнечные мифы»), образ Великой богини. (Как отмечалось выше, в Хазарии не выделен знак, непосредственно связанный с личностью правителя, с властью, например с каганом.)

 

Система «бинарных оппозиций», нашедшая яркое воплощение в амулетах — овеществленных символах верований населения Хазарского каганата, отразилась и в организации власти этого государства — двойственности управления, которое осуществляли каган и бек.

 

Археологические раскопки, проводящиеся в последние годы на территории бывшего Хазарского каганата, приносят все больше доказательств сохранения здесь языческих обрядов и верований и отсутствия следов влияния иудаизма на памятники материальной культуры Хазарии. Это свидетельствует не только о веротерпимости, но и о крепости языческой религиозной системы Хазарского каганата, что явилось отражением высокого уровня общественного развития последнего, как полагают исследователи.

 

В качестве прототипа для тамги, по имеющимся этнографическим данным, выступали простейшие геометрические фигуры (круг, квадрат, треугольник, угол и др.), сакральные пиктограммы, птицы и животные, бытовые предметы, орудия труда, оружие и конская сбруя, иногда — буквы разных алфавитов. Возможно, прототипами многих знаков являлись тотемные животные или иные символы, восходящие еще к родоплеменным отношениям.

 

Поэтому графемы многих (особенно несложных) знаков могли одновременно или последовательно использоваться сразу в нескольких территориально, культурно и хронологически не связанных социумах. При этом пиктограммы подвергались определенной стилизации, неизбежной при нанесении знака на выбранную поверхность тяжелым инструментом (зубило, нож, тесло и т. д.).

 

Основные требования, предъявляемые к тамгообразному знаку — это графическая выразительность и лаконизм, а также наличие потенциальной возможности варьирования в рамках существующей изобразительной схемы. Так, вероятно, учитывалось, что постоянное использование знака путем нанесения его на разные поверхности (камень, кожа, дерево и др.) будет тем легче, чем проще будет начертание самого знака. Но в предметах роскоши украшениях они имели художественное воплощение.

 

Святослав после походов на Хазарию так ничего и не сделал для упорядочения государственных дел ни в своем княжестве, ни на завоеванных территориях. Недаром он вообще хотел покинуть Киев, который стоял далеко от торговых путей и обосноваться в Переяславце на Дунае: «Не любо мне в Киеве быть, — говорил Святослав, — хочу жить в Переяславце на Дунае — там средина земли моей».

 

Единственное, что осталось от государственных атрибутов Святослава, то это его печать, на которой изображен двузубец. Но это было только подражание хазарскому символу-тамге, который был распространен в Хазарском каганате. Употребление его Святославом в качестве неосновного элемента печати означало, что отныне он равен кагану Хазарии.

 

 

                                                       Печать Святослава Игоревича.

 

 

                                           Знаки на костяных изделиях из Белой Вежи (Саркела)

 

Но, как известно Святослав погиб в 972 году. Более продуктивной на этом поприще была деятельность его сына киевского князя Владимира (978–1015гг) который после череды неурядиц возглавил наднепровскую Русь.

 

В 985 г. Владимир в союзе с гузами воевал в Волжской Булгарии, а затем, спустившись по Волге, овладел Хазарией и наложил на нее дань. Хазарская держава перестала существовать. Подонье и Тмутаракань переходят в руки киевского князя, который немедленно сажает там князем одного из своих сыновей. Согласно традиционной версии это был Мстислав. Однако хазары не исчезли окончательно. Отдельные их группы упоминаются в хрониках последующих столетий, в частности, в Тмутаракани проживала многочисленная хазарская община.

 

После похода на хазар, Владимир становится единственным влиятельным князем на границах Византийской империи в Причерноморье. Он старается придать своей власти цивилизованный вид. Проводит религиозную реформу-создает пантеон языческих богов, принимает христианство, роднится с Византийским императором, и начинает чеканить свои деньги. Чеканка денег была в то время важным атрибутом экономической и военной мощи городов, государств и княжеств, подымала авторитет их руководителей. (право чеканки монеты со времен Рима — наивысшая прерогатива верховной власти, и выбор изображений на ней — также ее привилегия) и печатей. В особой символике первых монет Владимира нашла отражение специфика становления древнерусской государственности.

 

Необходимо отметить, что свои монеты славяне в Древней Руси до 10 века не чеканили. В обращении были Римские серебряные денарии I-III веков, а в последствие и Иранские драхмы династии Сасанидов IV-VII веков. В конце VIII века в обращении появились серебряные дирхемы Арабского халифата, а также византийские монеты — серебряные милиарисии и золотые солиды.

 

Поэтому первые монеты Владимира были подражанием, ходившим в то время на купеческом рынке монетам. Это были первые Русские монеты — серебряники и златники, которые чеканились соответственно из серебра и золота. Наибольшее наше внимание привлекает на них изображение трезубца. Само изображение трезубца еще раньше было в употреблении русов и означало трех богов, происходящих от главного прародителя. Но изображение трезубца было упрощенным и широко в быту и на предметах не использовалось.

 

При Владимире трезубец на монетах был выполнен в традициях изображения хазарской тамги, в честь одержаной победы над каганатом. К тому же, поскольку русские правители до конца XI в. именовались «каганами», помещение двузубца и трезубца, составляющих основу тамгообразных знаков (знаков собственности) Хазарии, как знака власти (и собственности) прежде всего на княжеские монеты — атрибуты власти кажется вполне естественным. Но скорей всего изображение тамги на монете символизировало победу Владимира над иудейским Хазарским каганатом. Вроде выпуска современных юбилейных монет, посвященных значительным историческим событиям.

 

 

 

                                                             Монеты Владимира.

 

Как видно из рисунков изображение трезубца на монетах — прямая калька с хазарской тамги, которая была в широком использовании в Хазарском каганате.

 

 

                                                               Хазарская тамга

 

 

                                            Хазарская подвеска со стилизованным трезубцем

 

Давать сегодня какое-либо толкование хазарскому двузубцу и трезубцу в лучшем случае бесперспективно. Как курьез рассматривали разные версии расшифровки оборотной стороны первых русских монет авторы многотомного труда о средневековых монетах — в отношении трезубца. Как писали они, предположения сменяют друг друга: от норманнской шапки до схематического голубя — Святого Духа.

 

Поэтому в настоящее время в научном мире утвердилось мнение, что знак может быть тамгой. Сам по себе факт подражания не является чем-то особенным. В ранних чеканах германских народов (например, у вандалов) монетные типы, обычно подражающие Риму (погрудное изображение в венке, Виктория, держащая корону), на оборотной стороне могут нести изображение головы лошади. На ранних англосаксонских монетах можно видеть змею или дракона, объясняемых следствием древних местных верований, в которых чудовищный Вотан (Водан-Один) играл важную роль.

 

 

Затем, после принятия христианства на Руси, на монетах Владимира на хазарской тамге появляется крест, и мере того, как христианство укреплялось, а победа над Хазарией становилась историей, тамгообразные знаки исчезают из употребления на монетах Руси.

 

Это совпало со временем, когда и титул русского правителя «каган» перестал употребляться и был заменен на «Князь»; и по мере того как государство русов крепло и утверждалось на международной арене его перестали использовать. Во всяком случае, к началу XIII в. Система отпятнышей в знаках Игоревичей сходит на нет, что означает охлаждение князей к этим чуждым им знакам.

 

На лицевой стороне последующих монет был изображен князь, восседающий на престоле, а на оборотной изображен Иисус Христос, как на византийских солидах.

 

 

Использование изображения трезубца-тамги носило временный характер, Это означало, что он не был эмблемой Владимира и родовым знаком Игоревичей, а фиксировал факт его победы над иудейской Хазарией и появления нового более сильного государственного образования.

 

Но, даже если хазарская тамга и была использована краткое время на монетах на заре становления раннефеодального общества восточных славян, что вполне отвечало обычаям того времени и было понятно для окружающих, это не повод признавать ее символом государственности русского народа, а «украинского» тем более.

 

Использовать сегодня в качестве государственного герба Украины изображение тамги, почившего во тьме веков иудейского Хазарского каганата, к тому же с неустановленным смысловым значением, это не просто проявление низкой исторической грамотности, а еще и признак того, что у государства с польским названием Украина, не существует исторических событий, традиций, которые можно было бы использовать, как материал для герба. И поэтому ее современные устроители вынуждены использовать яркие узоры, картинки и символы чуждых славянам государств и народов.

 

Поэтому сегодня хазарская тамга — трезубец, который используется в виде герба Украины, не выполняет свое предназначение: ни как символ владельца — государства Русь, Князя Владимира, Киева и т. п., и не несет вообще никакой смысловой нагрузки.

 

А это в свою очередь указывает на искусственность самой идеи украинской государственности, придавая ей налет обреченности и нежизнеспособности.

 

Поэтому, глядя на хазарскую тамгу на флаге и гербе славянской Украины, закономерно возникает вопрос: кто наши предки, чьи мы наследники- руского народа, руских князей, руского государства, или тюрков и почившего во тьме веков иудейского Хазарского каганата?

 

Киев.
Рудницкий Борис.

 

 

 http://za.zubr.in.ua/2013/08/03/22208/

 

Печать Полоцкого князя Изяслава Владимировича. X в.

                                       Печать Полоцкого князя Изяслава Владимировича. Конец X века. 

 

Мавро Орбини.

Историография народа славянского (1601 г.)

"Русский народ является самым древним на земле народом, от которого произошли все остальные народы. Империя мужеством своих воинов и лучшим в мире оружием тысячелетиями держала всю вселенную в повиновении и покорности. Русские всегда владели всей Азией, Африкой, Персией, Египтом, Грецией, Македонией, Иллирией, Моравией, Шлёнской землёй, Чехией, Польшей, всеми берегами Балтийского моря, Италией и многими другими странами и землями...".

Мавро Орбини. "Историография народа славянского"

Мавро Орбини — хорватский историк, родоначальник югославянской исторической науки. Был монахом бенедиктинского монастыря на острове Млет, затем аббатом. Автор книги «Славянское царство» (1601, на итальянском языке), в которой попытался дать историю всех славянских народов. В сочинении приведён перевод сербской хроники XII в. (Летопись попа Дуклянина), которая таким путём стала доступна исторической науке. По указанию Петра I оно было переведено (с сокращениями) на русский язык с названием «Книга Историография початия имене, славы и расширения народа славянского…» (1722).

 

От переводчика издания 2010 г.:

Впервые вниманию отечественного читателя предлагается полный перевод на русский язык труда «далматского Фукидида» Мавро Орбини (1563(?)-1610) «Славянское царство», открывшего собой, по словам Франка Волльмана, эпоху «гуманистически-барочного славяноведения».

Уроженец Дубровника Орбини, в 15 лет надевший рясу бенедиктинского монаха, вырос в атмосфере высоких духовных устремлении и стойких книжных традиций, присущих ордену бенедиктинцев. Как сказано в одной из хранящихся в Дубровнике рукописей XVIII века, «братья любили и чтили его за мудрость и усердие, за добрый нрав и любовь, за собранность и самодисциплину».

Частый гость литературного салона «дубровницкой Аспазии» Цветы Зузорич, объединявшего дипломатов, философов, историков, комедиографов и поэтов, многие из которых оставили заметный след в истории дубровницкой культуры, он жил всеми интересами современного ему общества.

Одной из актуальных тем того времени было плачевное положение славянства, немалая часть которого оказалась в рабстве у других народов и утратила свою политическую самобытность. В начале ХУ века одними из первых прежнее величие славян восславили Винко Прибоевич и Лудовик Цриевич - Туберон. Вслед за ними в других странах стали появляться трактаты по истории чехов, поляков, русских. Другой знаменитый участник кружка Зузорич, поэт Дидак Пирр, Исайя Коэн, португальский еврей, после долгих скитаний по Европе и Азии нашедший убежище в Дубровнике привлек внимание Орбини к судьбе еврейского народа, на протяжении тысячелетнего преследования черпающего силу и гордость из своей истории, увековеченной в книгах.

Следуя велению сердца, Орбини решил принять вызов времени и посвятил свою жизнь созданию энциклопедии всего славянского рода, где по образцу «классических» народов были бы описаны его происхождение, подвиги и истории правящих династий, объединенные общей идеей гордости за свое славянское происхождение. Он перерыл все доступные ему монастырские и личные библиотеки, обнаружив немалое количество материалов для своего труда. Большим подспорьем в работе оказались архивы итальянских библиотек, в частности, знаменитой библиотеки герцога Урбинского, одного из величайших книжных собраний своего времени. Там в специально построенном здании в идеальном порядке хранилось более шестисот латинских, ста шестидесяти греческих и восьмидесяти еврейских кодексов, собранных в конце ХУ века основателем библиотеки герцогом Федериго дей Монтефельтро, наряду с позднейшими поступлениями и редчайшими печатными изданиями, пополнившими ее фонды за последующее столетие.

К сожалению, через полвека после смерти Орбини для Италии настали тяжелые времена, и уникальное собрание с большими потерями перекочевало в Ватикан.

Поездка Орбини в Италию была щедро оплачена знаменитым меценатом, дубровницким изгнанником Марином Бобальевичем, чья судьба тесно связана с созданием книги. В пеструю ткань славянской истории Орбини была вплетена история рода Бобальевичей и Рагузы (Дубровника). Изданный на итальянском труд был предназначен, в первую очередь, для итальянских вельмож, знакомых с перипетиями жизни Бобальевича, дабы, заняв, благодаря его авторитету, достойное место на книжных полках итальянских собраний, реабилитировать славян в глазах образованной Европы, а наряду с этим и самого Бобальевича в глазах Дубровницкого сената. Эта реабилитации славян под знаменем «иллирийской идеи» имела и вполне конкретный политический смысл: папа Климент VIII готовил военный союз против Османской империи, имевший целью освобождение Балкан. Одним из опорных пунктов военных действий, планировавшихся на 1595 год, был Дубровник, располагавший мощнейшим флотом. В надежде на успех оживились потомки древних родов, вновь пошли в
дело старинные гербы. Однако планам этим не суждено было осуществиться...

Усердие Орбини обернулось против него. Стремясь не упустить ни одного ценного упоминания о славянах, он включил в свои труд прямые и косвенные цитаты более чем из трехсот тридцати произведений (более 280 из них перечислены в предваряющем его труд списке, помимо которого упоминаются еще около 50). В их число попали и труды авторов, примкнувших к Реформации. В эпоху усиления католической реакции возмездие не заставило себя долго ждать. Через два года после своего выхода в свет «Славянское царство» оказалось в Индексе запрещенных книг и надолго выпало из поля зрения образованной Европы.

Однако, воистину, habent sua fata libelli! Через сто с лишним лет после выхода труда Орбини дубровницкий дипломат на русской службе Савва Рагузинский-Владиславич (тот самый, что привез в 1705 году из Стамбула, купленного для Петра арапчонка Ибрагима) преподнес экземпляр «Славянского царства» Петру 1. В 1722 году по повелению самодержца книга в сильно сокращенном переводе Саввы была издана в Петербурге. Предисловие к ней написал ученейший соратник Петра Феофан Прокопович. Русский язык перевода Саввы оставлял желать лучшего, да и в древней истории и словесности он не был искушен. Между тем книга получила стремительное распространение на Балканах и там, даже светя отраженным светом, обрела новую жизнь, согрев сердца немалого числа благодарных славян. Образованные сербы проделывали длинный путь, чтобы ознакомиться с ее содержанием, и хранили ее списки как святыню. Обнаружив экземпляр петровского издания в архиепископской библиотеке в Сремски-Карловцах, афонский иеромонах св. Паисий Хилендарский, певец болгарского национального возрождения, написал на ее основе свою знаменитую «Славяно-болгарскую историю». Использовал перевод Орбини в работе над своей «Историей Российской» и Василий Татищев.

В более позднее время, включая и наше недавнее прошлое, труд Орбини практически игнорировался отечественными историками. Редкие упоминания о нем сопровождались высокомерными отзывами, обнаруживавшими поверхностное знакомство их авторов, в лучшем случае, с переводом петровского времени. Уважительное отношение к Орбини истинных знатоков предмета, таких как И. Н. Голенищев-Кутузов, оставалось в тени.

Помимо огромного числа литературных сведений о славянах, почерпнутых зачастую у малоизвестных или вовсе утраченных ныне авторов, труд Орбини содержит немало «жемчужин». Пытливый читатель найдет в нем и очерк истории славянской письменности, и словарь вандалов, и привилегию Александра Великого славянам, и одну из первых публикаций «Барского родослова» XII века, известного в нашей литературе под названием «Летописи попа Дуклянина», и первое в европейской литературе изложение болгарской истории...

В диссонанс с устойчивым интересом к труду далматского историка со стороны сербов, хорватов и болгар, особенно оживившимся в последнее время, многолетнее безразличие отечественных историков представляется одной из загадок гордиевых узлов нашей современной культуры. Данное издание призвано его разрубить.

Перевод выполнен с перепечатки издания 1601 года, осуществленной в Пезаро в 1606 году в обход цензурных препон под новым названием «Происхождение славян и распространение их господства». Экземпляр этого издания хранится в Отделе редких книг Российской государственной библиотеки. Все латинские надписи и стихи переведены мной, отрывки из Овидия даны в переводе А. Парина.

Куприков Юрий, Москва, 6 сентября 2009 года

 

Орбини М. - Славянское Царство.djvu

Орбини М. - Славянское Царство .djvu

                                                         Орбини М.ИСТОРИОГРАФИЯ

 




Medem.kiev.ua